?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

25 июня 1941 года, то есть спустя три дня после нападения Гитлера на Советский Союз, Д. Дэвис выступал с лекцией в Гарвардском университете.
Его спросили, что бы он мог сказать о наличии в СССР «нацистской пятой колонны».
Последовал короткий ответ: «Её больше не существует – все расстреляны».


[Spoiler (click to open)]В одном из писем, вошедших в книгу и написанных в апреле 1938 года, Дэвис писал по поводу процесса по делу «Правотроцкистского блока» и, в частности, Николая Бухарина: «Итак, сомнений больше нет – вина уже установлена признанием самого обвиняемого…
И едва ли найдётся зарубежный наблюдатель, который бы, следя за ходом процесса, усомнился в причастности большинства обвиняемых к заговору, имевшему цель устранить Сталина».
Из письма Дэвиса государственному секретарю США:
«13 марта 1938 года примерно в 5 часов утра все обвиняемые на процессе были признаны виновными и выслушали приговор.
Троих приговорили к тюремному заключению, а остальных к смертной казни через расстрел.
Восемь человек, получивших расстрел, – это видные деятели, бывшие члены советского правительства, включая бывшего премьера, шесть бывших членов кабинета, одного из наиболее видных партийных лидеров и члена Политбюро, и, кроме того, – президента одной из союзных республик.
К тюремному заключению приговорены бывший посол в Англии и Франции, бывший советник советского посольства в Берлине и один известный специалист в области сердечных заболеваний.
В ходе ежедневного знакомства с показаниями свидетелей, их манерой давать показания, по моему мнению, совершённые обвиняемыми преступления доказаны…
По общему суждению тех дипломатов, кто присутствовал на процессе, с полной очевидностью установлено существование значительной по своему характеру политической оппозиции и серьёзного заговора, что в какой-то степени проясняет непонятное развитие событий в Советском Союзе в течение последнего полугода…».


Опрос, проведённый институтом Гэллапа среди американских читателей в октябре 1942 года, позволил выявить их мнение, что главным достоинством книги «Миссия в Москву» и заслугой её автора является «достоверность информации о суде над заговорщиками, выступившими против Сталина».

Дэвис приходит к выводу, что советское руководство готовилось к войне не только путём наращивания оборонной мощи, но и путём тщательной чистки своих руководящих кадров, какой бы высокий пост они ни занимали: «У русских были свои квислинги, по аналогии с той же Норвегией, и они их уничтожили».

Джозеф Дэвис так описывает встречу со своим именитым тёзкой Иосифом Сталиным в 1938 году:
«После того, как я покинул кабинет президента Калинина и перешёл в приёмную премьера, прошло всего несколько минут… и вдруг я просто остолбенел – в глубине комнаты открылась дверь и вошёл Сталин, с ним никого не было. Мне и в голову не могло прийти такое… Ни один дипломат не встречался с ним так, будь то в официальной или неофициальной обстановке. Фактически, он избегает встреч. Любая его встреча с иностранцем становится почти историческим событием.
Так вот, когда он вошёл, я, конечно, поднялся навстречу. Он тепло приветствовал меня, улыбаясь, держался очень просто, но одновременно величественно.
Он производит впечатление человека сильного, собранного и мудрого.
В карих глазах – тепло и доброта. Ребёнку бы понравилось сидеть у него на коленях, а собаке ласкаться у ног.
Очень трудно связать воедино впечатление, которое он производит как человек добрый, мягкий и простой, и те события, что происходят здесь…
Друзья его говорят, в этом меня заверил посол Трояновский, что всё это – меры вынужденные, для обеспечения защиты от Германии и что когда-нибудь весь мир узнает «об этом» и поймёт…».

Не без ведома президента Рузвельта было решено бестселлер экранизировать.

История создания этого фильма сама могла бы явиться темой занимательного чтива, тем более, что позиции Дэвиса противостояла позиция режиссёра фильма Кертица и продюсера Бакнера.
Этих двоих раздражала, как они выражались «просталинская линия»автора книги, а Дэвис обвинял продюсера (и, разумеется, не без основания) в том, что он находится под влиянием американских троцкистов во главе с Дьюи, а режиссёра в том, что у него огромное количество советчиков из числа белоэмигрантов, покинувших Россию либо сразу после революции, либо даже задолго до неё, а потому не знавших тех изменений, которые произошли за два десятилетия бурного развития на их бывшей родине.
По воспоминаниям Бакнера, «споры с Дэвисом разгорались по самым разным причинам.
Когда по настоянию Дэвиса в диалог ввели фразу о том, что Советский Союз не открывал военных действий против Финляндии в 1939 году, а лишь принял ответные меры, члены съёмочной группы обсуждали это не один день.

Дэвис заявил, что располагает для такого заявления«неопровержимыми фактами»,его оппоненты возражали. Но бывший посол настоял на своём».

Что касается концепции авторов фильма в отношении проводившихся в СССР репрессий, то Дэвис высказался за то, чтобы в картине была чётко очерчена винатех, кто проходил по процессам 1937–1938 годов.
Это вызвало резкий протест продюсера Бакнера (сочувствующего троцкистам!), что совершается «грандиозная историческая ошибка».
Вопрос стоял ребром.

Но тут Дэвис, поинтересовавшись, сколько средств уже вложено в данный фильм, достал из кармана свою чековую книжку и предложил выписать чек на миллион долларов, чтобы выкупить у братьев Уорнер готовую картину.

Поскольку Дэвис был миллионером и вполне мог позволить себе такую покупку, эффект от его жеста был ошеломляющий.

Правовладельцам фильма братьям Уорнер пришлось согласиться не отступать от трактовки этих судебных процессов в книге.

Дэвис через тогдашнего посла СССР в США М. Литвинова просил Сталина для обеспечения успешного завершения работы над кинофильмом «Миссия в Москву» передать в его распоряжение некоторые материалы советской документальной хроники, что и было сделано.
Заключительные сцены фильма были сняты в марте 1943 года (после победоносного завершения Сталинградской битвы! – Л.Б.). Специально прибывшие в Голливуд из Вашингтона представители Американского бюро художественных фильмов при правительственном отделе военной информации (оказывается, и «там» существовала жёсткая цензура – Л.Б.), приняли эту картину с таким заключением:

«Данный кинофильм является достойным ответом на лживые заявления стран оси и их пособников, и ответ этот – правда, самое сильное пропагандистское оружие».


21 апреля фильм был продемонстрирован в Белом доме специально для президента Ф. Рузвельта и его окружения, а 22 апреля братья Уорнеры организовали в Голливуде просмотр для широкой рабочей аудитории. Реакция на фильм была положительной как в Белом доме, так и в среде рабочих.

Когда же фильм вышел в широкий прокат, первой подняла визг протроцкистская газета «Нью лидер».
А вскоре и «Нью-Йорк Таймс» опубликовала идеолога троцкизма философа Джона Дьюи, который назвал «Миссию в Москву» «первым в Соединённых Штатах случаем тоталитарной пропаганды, рассчитанной на массовое потребление».
В прессе началась ожесточённая дискуссия, но большинство американцев всё-таки склонялись к тому, что фильм подкупает исключительной правдивостью, и предупреждали, что «кое-кто не понимает, как легко можно стать жертвами нацистской пропаганды, если выступать за подрыв единства объединённого фронта союзных сил».

В мае 1943-го отношения между СССР и США стали заметно охлаждаться, так как Запад всё время откладывал открытие второго фронта, с чем Сталин мириться не мог.

Джозеф Дэвис имел беседу по данному вопросу с Рузвельтом, и президент поручил ему возглавить новую миссию, которой вменялось в обязанность встретиться со Сталиным и убедить его в том, что США не изменяют своему союзническому долгу и готовы к тесному послевоенному сотрудничеству.

Дэвис привёз И.В. Сталину копию своей картины и присутствовал во время просмотра ленты в Кремле.
Перед началом сеанса Дэвис передал Сталину личное послание Рузвельта («Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.
Документ № 83 от 5 мая 1943 г.) и сказал, что, по мнению президента, после просмотра фильма Сталин может прийти в «проамериканское настроение».
Дэвис писал Гарри Уорнеру, что успех превзошёл все его ожидания: «Маршал Сталин и все присутствующие на просмотре высоко оценили картину».
Особенным успехом кинолента «Миссия в Москву» за пределами США пользовалась в Великобритании и Китае…
Фильм «Миссия в Москву» был тогда же просмотрен в логове Гитлера.
Геббельс записал об этом в своём дневнике в мае 1943 года.
Получив информацию о поездке Дэвиса в Москву, он назвал его «салонным большевиком» и «опасным типом».
По указанию Геббельса, книга Дэвиса и ее автор стали объектом изощреннейших издевательств в германской прессе.
https://newsland.com/community/4109/content/posol-ssha-v-sssr-dzhozef-edvard-devis-piataia-kolonna-v-sssr-i-stalin/5729659


Продвинутые полит-дрочеры, изнурённые борьбой с путинским режимом и весьма кучно облюбовавшие КОНТ, сейчас разминают запястья и пальцы в предвкушении эпохального события – приезда некоего Дидье Буркхальтера в гости к Путину.

Read more...Collapse )
У кого есть какая нить инфа про крутизну этого перца,несите,будем обсуждать.

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner